Цех печати на фабрике «Гознак» в Перми

© РИА Новости. Максим Богодвид

«Гознак» открыл на Краснокамской бумажной фабрике новое производство банкнотных и защищенных бумаг. На церемонии открытия было отмечено, что это исторический момент для компании, а на вопрос «почему» компания решила просто показать журналистам новый цех.

О том, чем обычная бумага отличается от защищенной и банкнотной, какие гостайны хранит фабрика, как бумагу производят, а также, почему это важно для России и других стран в мире выяснял «Прайм».

ЗАПАХ БОЛЬШИХ ДЕНЕГ

Деньги не пахнут. А вот бумага для них — ещё как. Вернее, не бумага, а то из чего она делается: по мере того как мы двигаемся по цеху, запах сырости становится сначала сладковатым, потом резковатым и сухим, а затем и вовсе пропадает. То, как меняется воздух в помещениях, помогает понять, что происходит с комками хлопка перед тем, как он становится бумагой. Сначала он мокнет, потом его очищают, затем сушат и выравнивают, наносят водяные знаки, проклеивают и, наконец, сворачивают в тугие рулоны размером почти с человеческий рост.

На бумаге звучит просто, а на деле, чтобы организовать такую цепочку производства, «Гознаку» потребовалось построить многоэтажный цех площадью в несколько футбольных полей, заполненный от и до передовым оборудованием. Строительство велось почти 8 лет и стоило 7,5 миллиарда рублей. Инженерное решение придумывали немцы из компании Voith, и здесь эта немецкая аккуратность и красота машин прослеживается на каждом шагу. Почти все автоматизировано или роботизировано, везде датчики, компьютеры, навороченные системы безопасности.

Пока нам все это рассказывает замначальника цеха, кто-то из рабочих заходит за линию безопасности одного из станков — чуткие фотоны, подобные тем, что на турникетах в московском метро, просигнализировали о нарушении, и станок тут же остановился. Сделано это для того, чтобы никто не получил травму, находясь рядом с движущимися частями механизма. Такая вот усовершенствованная техника безопасности, рассказывает нам сотрудник завода.

Самих людей в цеху не так много, если сравнивать с числом машин. Они в простой одежде, в берушах (в некоторых помещениях довольно шумно), а ещё они почти все имеют доступ к государственной тайне.

«Захватывает», — так отвечает один из операторов станка на вопрос о том, как ему новое оборудование. Но это он совершенно по-честному говорит, без лукавства. А тут и вправду есть чему удивляться.

Станок, которым он управляет, выглядит как две бобины с огромными цилиндрическими рулонами бумаги, которая ползет сквозь зловеще-футуристический красный свет, исходящий от продолговатых тонких ламп: невольно вспоминаются «Звездные войны» и «Бегущий по лезвию». Журналистов от аппарата отгоняют, потому что температура может расплавить их камеры и фотоаппараты и оставить без красивых кадров? Что эта машина делает? Я гадал полдня. Все оказалось просто: это был сканер. Оператора машины, по всей видимости, захватывало качество бумаги и ее сложная технологичная начинка, состояние которой прибор и проверял.

ГОСУДАРСТВЕННЫЕ СЕКРЕТЫ НЕПРОСТОЙ БУМАГИ

Хлопок-сырец вымачивается до лохматого состояния (похоже на овечью шерсть), попадает в различные центрифуги, где его закручивают в спираль мощные установки, очищая от примесей, затем пресс раскатывает получившуюся кашицу до состояния листа. Остается посушить и свернуть в рулон. И где здесь гостайна? Из-за чего рабочие не могут поехать в отпуск за границу, спросите вы?

«Это сердце, ядро предприятия. Мастерская водяных знаков», — говорит генеральный директор «Гознака» Аркадий Трачук кому-то из делегации высоких гостей на заводе, показывая рукой большую металлическую бобину с выступами, огороженную заборчиком. Говорит он это едва слышно, пока журналисты бросились врассыпную рассматривать содержимое помещения.

Это и есть причина, по которой работники завода связаны доступом к секретности. Ведь бумага в рулонах на выходе не простая, а защищенная, такая, чтоб не подделали. Для очень важных вещей, для документов. И для денег. Сама технология этой защиты — государственный секрет и гарантия качества для импортеров, ведь бумага используется не только у нас, но и поставляется на заказ в более чем 20 стран.

«Очень дорого», — отвечает один из работников завода на вопрос, сколько может стоить один рулон такой бумаги. Отказываясь назвать цену, он после уговоров все же рассказывает принцип нанесения водяных знаков.

«Надевается на вал, воздух высасывается, и волокно осаживается с разной плотностью на матричную сетку. Затем она как бы срезается и передается на сукно, из него выходит влага. А затем выходит на цилиндры, где его сушат и прессуют. И получается бумага», — рассказывает сотрудник.

БУДЕТ ЖАРКО

При входе в цех журналистов предупредили: будет жарко. Никто не поверил, да и как тут поверишь, когда на улице так холодно и дождливо. А потом куртки все же пришлось снять — в некоторых помещениях действительно очень горячий и сухой воздух, совсем как в пустыне.

Планы у «Гознака» далеко идущие, так что в цеху, видимо, будет жарко ещё на много лет вперед. Как рассказал журналистам гендиректор компании Аркадий Трачук, Гознак будет постепенно отказываться от старого оборудования 50-летней давности, и перевозить производство самого широкого ассортимента банкнотных и защищенных бумаг в Краснокамск.

С увеличением производственных мощностей, список стран, желающих приобрести продукцию «Гознака», может расшириться — новейшее оборудование позволяет выполнять самые сложные заказы, объяснил Трачук. В это нетрудно поверить: на церемонии открытия цеха из углов то и дело была слышна иностранная речь.

«Наверное, в любой отрасли есть производители ширпотреба, название которых никто и не помнит, а есть производители эксклюзива, продукцией которых каждый хотел бы пользоваться. Я очень рад, что «Гознак» является производителем эксклюзива, таких в мире всего пять или шесть. Это соответствует всем направлениям, работу над которыми ставит за собой правительство: это и импортозамещение, и развитие несырьевого экспорта», — сказал на церемонии замглавы Минфина Алексей Моисеев.

После торжественного открытия и экскурсии по цеху, я стоял в зале, делал пометки и чуть не столкнулся с погрузчиком рулонов бумаги. Хотел было окликнуть водителя, но его там не было. Погрузчик без кабины, ездит сам и грузит все сам. Я так и не успел узнать, управляется он извне или это полностью запрограммированная машина, принимающая решения, но мы, тем не менее, по-джентльменски уступили друг другу дорогу. Он поехал на склад с очередным рулоном. Я украдкой заглянул — там их уже порядочно скопилось. Так что в делах бумажных, и с «умным» экспортом у нас в стране, пожалуй, все очень даже неплохо.

Источник

laykni
Написать комментарий

Добавить комментарий