Глава СПЧ Михаил Федотов намерен бороться за права американских граждан в России и российских в США, даже несмотря на грубый отказ заокеанских правозащитников от сотрудничества  «Проблем очень много. С ними сталкиваются граждане России в Америке, а американские граждане – в России. Просто об их проблемах не пишет пресса, это не резонансные дела, они касаются рядовых граждан», – заявил газете ВЗГЛЯД глава Совета по правам человека при президенте Михаил Федотов после того, как американские коллеги отвергли предложение СПЧ о сотрудничестве.

«Россия получила грубый ответ от Комиссии по правам человека в США». С такими заголовками выступили во вторник многие российские СМИ, ссылаясь на заявление главы Совета по правам человека при президенте России (СПЧ) Михаиле Федотове.

Глава СПЧ рассказал, что направил письмо с предложением о сотрудничестве своей коллеге Кэтрин Ламон, но ответ американцев был отрицательным: «В переводе на русский язык звучит как «шли бы вы отсюда, господа». Нехороший ответ», – сказал Федотов.

В частности, американская сторона объяснила свою позицию тем, что не работает с правительственными организациями, хотя главу комиссии в США назначает президент, аналогично тому, как эта процедура выглядит и в России.

О том, почему американцы избегают сотрудничества с российскими коллегами, будут ли попытки наладить сотрудничество между нашими странами в этой сфере и какова ситуация с удерживаемыми в США россиянами, рассказал в интервью газете ВЗГЛЯД председатель Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека Михаил Федотов. 

ВЗГЛЯД: Михаил Александрович, почему американская Комиссия по гражданским правам отказалась сотрудничать с Советом по правам человека? В чем разногласия между Россией и США в правозащитных вопросах и есть ли согласие хоть в чем-то?

Михаил Федотов: У нас разногласий никаких нет, поскольку нет самого диалога. Они просто отказываются с нами контактировать, заявляя, что СПЧ – правительственная структура. Но Совет по правам человека – это консультативный орган при главе государства, коллективный советник президента. И все члены Совета работают на общественных началах. Только один председатель является сотрудником администрации, советником президента. Я надеюсь, что рано или поздно мы сможем объяснить их ошибку нашим американским коллегам. Тем более что мы сходимся в главном: признании того, что права человека – универсальная ценность.

ВЗГЛЯД: А почему ответ американцев был в такой почти грубой форме?

М. Ф.:

Форма не грубая. Она просто очень формальная, очень холодная. А правозащита требует душевной теплоты, искренности, подвижничества. Формализм здесь категорически противопоказан.

ВЗГЛЯД: Будут ли предприниматься новые попытки наладить сотрудничество – и если да, то каким способом?

М. Ф.: Да, конечно, мы будем предпринимать такие попытки. Я думаю, мы будем действовать через американских правозащитников. В Америке много правозащитных организаций. Со многими из них российские правозащитники имеют давно налаженные контакты. Я думаю, что в конечном итоге мы сможем наладить сотрудничество с американской Комиссией по гражданским правам. Тем более что у нас действительно очень много общего: и в статусе наших структур, и в порядке формирования, и в полномочиях. Например, председателя комиссии назначает президент США, а председателя СПЧ – президент России. Я полагаю, сотрудничество между нашими организациями будет на пользу гражданам обеих стран.

ВЗГЛЯД: В чем именно может быть эта польза? В решении каких именно проблем американцев в России может помочь СПЧ и что, в свою очередь, может сделать американская комиссия для россиян? 

М. Ф.: Проблем очень много. С ними сталкиваются граждане России в Америке, а американские граждане – в России. Просто об их проблемах не пишет пресса, это не резонансные дела, они касаются рядовых граждан. Но это не значит, что не надо защищать их права. Как раз наоборот. Обязательно надо защищать их права. Речь идет о проблемах с визами, с семейными отношениями, с миграционными правилами, со старыми советскими паспортами и так далее.

ВЗГЛЯД: Если говорить о людях, про которых пресса пишет, какова ситуация с находящимися в американских тюрьмах получившими известность российскими гражданами – Виктором Бутом, Александром Ярошенко, Марией Бутиной? 

М. Ф.: На самом деле таких людей много. Счет идет не на единицы, а на десятки, а может быть, и больше. Кто-то действительно совершил какое-то преступление, кто-то оказался за решеткой случайно или по чьей-то злой воле… Короче, как и в России: от тюрьмы и от сумы не зарекайся. Но я подчеркиваю, что права человека касаются всех, а не только Бута, Ярошенко и Бутиной. И российская Конституция обязывает государство оказывать покровительство всем своим гражданам, которые находятся за рубежом, а не только тем, кого вы назвали.

М. Ф.: Американская комиссия могла бы посещать наших сограждан в местах принудительного содержания, проверять условия их содержания, выясняя, насколько эти условия соответствуют международным конвенциям о правах человека, какая им требуется медицинская помощь, какое нужно содействие в плане бытовых условий и так далее. Точно так же мы могли бы работать в отношении американских граждан в России. Собственно говоря, бывая в российских колониях и СИЗО, мы и сейчас проявляем заботу не только о российских заключенных, но и об иностранцах. И рассчитываем на аналогичное отношение к российским гражданам со стороны иностранных правозащитных институтов, которые действуют во многих странах. Например, я не далее как вчера встречался с членами греческой Национальной комиссии по правам человека. Надеюсь, что у нас постепенно выстроится хорошая система сотрудничества.

ВЗГЛЯД: Не намечается ли у вас встреча с главой американской комиссии Катрин Леман?

М. Ф.: В том-то и дело, что нет. А я уверен, что если бы эта встреча состоялась, то она положила бы начало плодотворному сотрудничеству между нашими правозащитными институтами. А там, глядишь, и политики подтянутся.

Подпишитесь на ВЗГЛЯД в Яндекс-Новостях

Источник

laykni
Написать комментарий

Добавить комментарий